Андрей? Андрей? Да ты ли это?

   Андрей? Андрей? Да ты ли это?

Открытая книга - В. А. Каверин

.Духота тесной, перегороженной комнаты. Запах йода. Икона в углу, беленая печь. Высокая худая стару­ха в белом платке, перекрестившаяся, когда я вошла. Мужчина в халате, склонившийся над кроватью. Заки­нутое, белое, как бумага, лицо ребенка, мелькнувшее, когда этот мужчина, не оборачиваясь ко мне, поднял руку - как делают, когда мешает шум и хотят, чтобы во­круг стало тихо.

Этот жест и то, что мужчина в халате - без сомне­ния, врач - даже не обернулся, когда я вошла, в осо­бенности возмутили меня.

-    Изумилась, пока переправлялась через эту сума­сшедшую реку! Никто не встретил! Брожу, стучусь во все дома! Ну, что вы молчите! Я вам сыворотку привез­ла.

Мужчина в халате обернулся. Он сделал шаг, другой, и стетоскоп - у него в руках был стетоскоп - упал и покатился со стуком. Он стоял против света, да я не вглядывалась в его лицо, только смутно удивилась, что это усталое, широкое, но с тонкими чертами лицо, этот высокий лоб и над ним прямой белокурый ежик волос были мне когда-то знакомы.

-   Черт знает что! Неужели не знали, что я должна приехать?

-   Да, Таня, - голосом Андрея сказал мужчина в ха­лате.

Должно быть, я ослышалась.

-   Так что же, не могли встретить?

-   Мы ждали тебя вчера.

«Тебя»! Я замолчала, потом взяла его за руку и по­тащила к окну.

-   Андрей? Андрей? Да ты ли это?

НОЧНОЙ ОБХОД

Через час ящики с ампулами были доставлены в по­сад, и мы стали ходить из одного дома в другой. Мы - это были Андрей, я и Машенька - так звали тоненькую девушку с косами, оказавшуюся фельдшерицей. Я по­чти не могла представить, что все это происходило в тот самый день, когда мы с шофером садились в лод­ку и в легком свете заката еще розовели отраженные водой облака