Вот вы, оказывается, какая. Ну, ладно. Сегодня.

   Вот вы, оказывается, какая. Ну, ладно. Сегодня.

Открытая книга - В. А. Каверин

Митя улыбнулся.

-   Вот вы, оказывается, какая. Ну, ладно. Сегодня.

СЛОЖНОЕ ДЕЛО

Я вернулась домой после этой прогулки, и наш уса­тый швейцар подал мне письмо от Андрея. Он писал, что поправился и начал работать. «Милый мой, доро­гой друг, как мне хочется поскорее увидеть тебя!» - прочитала я с чувством какой-то неясной вины.

У меня было много дел в эти дни. Василий Алек­сеевич совсем расхворался, мы с Леной возили к не­му врачей, которые ставили противоположные диагно­зы. А один хирург, прощаясь, сказал совсем страшную вещь, которую мы от Марии Никандровны скрыли. На кафедре тоже было много работы - Николай Василье­вич велел повторить опыт с моим стрептококком, - так что на личные, тем более сердечные дела не остава­лось ни одной свободной минуты. Но смутное недо­вольство собой все же время от времени начинало по­стукивать в сердце. Днем, когда я была занята, оно по­стукивало осторожно, а по ночам - все сильнее, сме­лее, пока наконец я не сделала усилие в душе, чтобы не повторился анзерский разговор с собой, которого я не желала и даже боялась.

...Усталая, сидела я на предметной комиссии теоре­тических кафедр, обсуждавшей интересную новость в нашей общественной жизни: студенческое научное об­щество - СНО. Без конца переправляя каждую фразу, написала я статью о СНО в редакцию нашей газеты, и статья получилась скучной. Опыт со стрептококком не вышел - может быть, из-за моего нетерпения, а мо­жет быть, потому, что Николай Васильевич разрешил мне поставить опыт с единственной целью: доказать, что я ошибаюсь. Он не догадывался, что куда больше его веры в священную точность науки мне была нужна в эти дни его вера в мою способность заниматься на­укой.