БОЛЬШОЙ РАЗГОВОР (Продолжение)

БОЛЬШОЙ РАЗГОВОР (Продолжение)

Открытая книга - В. А. Каверин

Мне захотелось поцеловать его, но я только встала и протянула руки.

Мы вышли. Розовое утро вставало над горизонтом, и все вокруг - деревенская улица, поднимающаяся в гору, церковь, и церковная ограда, и женщины, разве­шивающие на ограде белье, - все было окрашено в ро­зовый цвет всех оттенков - от нежного, чуть тронувше­го неподвижные, воздушные облака, до темного, начи­навшегося у наших ног и уходящего к далекой зубчатой линии кряжей. Я взглянула на Андрея: полузакрыв гла­за, подняв голову, улыбаясь с детски торжественным, добрым выражением, он смотрел туда, где поднимал­ся утренний, чистый, как будто умывшийся шар восхо­дящего солнца.

БОЛЬШОЙ РАЗГОВОР (Продолжение)

Все, что я услышала от Андрея, показалось мне ка­ким-то «сдвинутым» - фотографы называют это «не в фокусе». Должно быть, и вообще наши отношения с той минуты, как мы встретились в Анзерском посаде, были «не в фокусе», хотя мы, занятые с утра до ве­чера, лишь смутно замечали это. Теперь все стало на место.

Новых больных давно не было, старые поправля­лись. Теперь мы с Андреем довольно часто гуляли, и он, можно сказать, показывал мне Анзерский посад. Почти все дома были украшены резьбой, коньками, те­ремками, и на некоторых были ставни, расписанные необычайно искусно. Андрей успел познакомиться с северным народным искусством и так интересно рас­сказывал о нем, что можно было заслушаться, тем бо­лее что я в этих вещах всегда разбиралась слабо. Он собирал коллекцию - прялки, покрытые орнаментом из звездочек и крестиков, переходящих в фигурки сказоч­ных птиц, костяные ящички с крышками, вырезанными как тончайшее кружево. Теперь ему вдруг вздумалось подарить всю эту коллекцию мне, но я взяла только вы­шитое полотенце, понравившееся мне своим простым,