Италия, чудная природа мессинского побережья.

Италия, чудная природа мессинского побережья.

Открытая книга - В. А. Каверин

Проходит еще три года, и профессор читает свою первую лекцию в переполненной аудитории Одесского университета.

-   Прибавим к этим знаменательным цифрам еще од­ну, - смеясь, сказал Заозерский. - Ему не было и трид­цати лет, когда его труды получили мировую извест­ность. Что же это были за труды? Он был зоологом

-    почему же в русской и мировой микробиологии его имя занимает первое место? Было бы непосильной за­дачей рассказать обо всем, что сделал этот человек, занимавшийся вопросами происхождения и развития низших животных, механизмов защиты организма от микробов, естественной историей, причинами прежде­временной старости человека. Я остановлюсь лишь на одной блестящей странице его биографии. Я расскажу о гениальном открытии фагоцитоза.

Оля Тропинина, моя подруга по институту, о кото­рой я еще расскажу, как-то сказала, что лекции Нико­лая Васильевича Заозерского так же похожи на его пе­чатный курс, как гениальное исполнение какой-нибудь симфонии - на ее нотную запись. В самом деле, каки­ми холодными кажутся слова: "1882 год. Италия, чуд­ная природа мессинского побережья. Мечников один; семья уехала в цирк. Усталые глаза не отрываются от микроскопа. Он наблюдает жизнь подвижных клеток в личинке морской звезды. " И какую глубину, какую живописность придавал им Заозерский, заставлявший слушателей почувствовать за этими словами рожде­ние гениальной мысли!

У меня защипало в горле, и по спине, поднимаясь все выше, побежали звездочки восторга и счастья. Ше­пот раздался за моей спиной, я обернулась. Незнако­мый студент, пыхтя и гримасничая, писал записку Ма­ше Коломейцевой, моей соседке по комнате. Маша си­дела, вся красная, с трудом удерживаясь от смеха. Она не слушала Заозерского вот что меня поразило! Впро­чем, эта сцена лишь скользнула передо мной и мгно­венно ушла из сознания.