Митя рассматривал изразцы и восхищался.

Митя рассматривал изразцы и восхищался.

Открытая книга - В. А. Каверин

Так началась лопахинская жизнь, которая была, в сущности, как сказал Митя, «историей медленного па­дения интеллигентной семьи». И Агния Петровна дол­го старалась скрыть это падение и обнищанье от Мити.

Паденье и обнищанье! «А девочке из посада, - по­думала я, - казалось, что нет в мире более богатого, чудесного дома».

Мы прошли спальные комнаты, детскую, кабинет Петра и остановились перед огромными деревянными часами, занимавшими целую стену. Митя сказал, что по этим часам можно было бы узнать не только век, месяц, день, но даже завтрашнюю погоду, если бы они не стояли.

Мы были теперь в первом этаже, в кухне, выло­женной прелестными голландскими изразцами, сохра­нившейся со всеми своими таганчиками, подставка­ми для лучины, щипцами для углей и медной, непри­вычно большой, позеленевшей посудой. Митя рассма­тривал изразцы и восхищался. Сходство с Андреем мелькнуло, когда с озабоченным, серьезным лицом он стал считать, часто ли и в какой последовательности на изразцах повторяется море. «Надо сейчас же ска­зать ему, что я выхожу замуж за Андрея», - с остано­вившимся сердцем подумала я. Но Митя вдруг взгля­нул на часы, заторопился, и я ничего не сказала.

Прощаясь, я спросила, был ли он у районного проку­рора, и Митя ответил, что нет, потому что решил спер­ва посоветоваться с юристом.

-   О чем же посоветоваться? Нужно отобрать у Раев­ского рукописи Павла Петровича - вот и все.

-   Без сомнения. Но для того, чтобы это сделать, нуж­но сначала доказать, что они не принадлежат Раевско­му и попали к нему незаконным путем.

-   Когда же вы пойдете к юристу?

-   Завтра.

-   Нет, сегодня.