На похороны пришли очень многие.

На похороны пришли очень многие.

Открытая книга - В. А. Каверин

-   Пора отдохнуть, - снова со вздохом повторил он, - пора отдохнуть.

Я не знала, что он просил похоронить его без цер­ковных обрядов. У нас в эту пору не бывает цветов, но я наломала много кедровых веток, и большие вен­ки - от горсовета, от уездной больницы и мой - вы­глядели очень красиво среди длинных темно-зеленых игл. На похороны пришли очень многие. Павла Петро­вича знали и любили в Лопахине. Именно с этого начал свою речь председатель горсовета, который рассказал краткую биографию старого доктора и особенно оста­новился на том факте, что он как «политический» был некогда выслан в Сибирь. Потом выступил один пожи­лой рабочий с кожзавода, которого я, между прочим, никогда не видела у Павла Петровича - наверное, это было очень старое знакомство, задолго до того, как я попала в «депо».

-     Теперь легко, - сказал он, - когда Советская власть утвердила бесплатную помощь. А кто в царские времена всегда безвозмездно лечил бедного челове­ка? Павел Петрович!

Доктор Беленький произнес сердечную речь о ста­ром докторе как деятеле науки. Несколько минут все стояли молча после этой речи, потом разошлись, и я осталась одна - хотела еще зайти на могилу к маме, и, кроме того, нужно было условиться насчет дощечки на могилу Павла Петровича с датами рождения и смерти.

Не знаю, откуда инвалиды взяли, что я его внучка, но даже у заведующего по этому поводу не было ни малейших сомнений, потому что, когда я зашла, что­бы поблагодарить, он сказал, что я, как единственная находящаяся в городе родственница Павла Петрови­ча, могу, если мне угодно, взять его вещи. И я взяла

-    фото, чемодан с бумагами и курительный столик. В этот же день я принялась разбирать бумаги - мне хо­телось найти письмо к товарищу Ленину, письмо, кото­рому старый доктор придавал такое значение! Одна­ко я нашла лишь все те же черновые варианты, пере­черкнутые тысячу раз, с фразами, оборванными на по­луслове. Можно было попробовать как-нибудь соеди­нить их и составить письмо. «Но зачем? - грустно по­думалось мне. - Ведь Павел Петрович уже никогда не отправит его».