Но, очевидно, это было давно,

Но, очевидно, это было давно,

Открытая книга - В. А. Каверин

-   Потому, что завтра я буду уже далеко.

-   Где же?

-   В Анзерском посаде.

Я объяснила ему дело, которое поручил мне Нико­лай Васильевич, и он выслушал не перебивая.

-   Ну что ж, счастливо, - сказал он. - Когда вернешь­ся?

-   Смотря по обстоятельствам. Думаю, что через две- три недели.

-   Тогда и поговорим!

Я ничего не понимаю в авиации, и очень возмож­но, что самолет, который был предоставлен в мое рас­поряжение, был результатом гениальной конструктор­ской мысли. Но, очевидно, это было давно, потому что при первом взгляде на него вспомнилась «Нива» вре­мен войны 1914 года и фото воздушного боя между на­шим и неприятельским «аппаратами». Это был именно аппарат - недаром с этим словом у меня всегда свя­зывалось представление о чем-то трещащем и соста­вленном из дощечек и палок. Но отчасти он напоми­нал и этажерку, которую нельзя, разумеется, назвать аппаратом. Короче говоря, я должна была лететь на «аврухе», как назвал машину дежурный по аэродрому, то есть в самолете какой-то старой конструкции.

Мужчина атлетического сложения - даже страшно было подумать, что сейчас он вскарабкается на эта­жерку и тем не менее она полетит, - подошел ко мне и назвал себя вежливо, но мрачновато:

-   Табалаев.

Николай Васильевич велел мне для солидности на­зывать себя доктором, и я сказала, немного покраснев: «Доктор Власенкова», но сейчас же раскаялась, пото­му что летчик внимательно посмотрел на меня, поду­мал и недоверчиво крякнул.

-   Допустим, - сказал он. - Итак, чем могу быть по­лезен, доктор?

Я объяснила, что необходимо доставить в Поморье два ящика с ампулами - «как видите, совсем неболь­шие».