Но ведь придет день, я

Но ведь придет день, я

Открытая книга - В. А. Каверин

Весь следующий день я провела не отходя от Ан­дрея; у него была такая слабость, что приходилось кормить его с ложечки - он не мог поднять руку. Болт­ливость вдруг овладела им, он говорил, говорил чуть слышным голосом и тут же засыпал на полуслове. Я дала ему воды, холодной, чистой, прямо из колодца, он выпил несколько ложечек и сказал со счастливой улыбкой: «Как вкусно!» Решительно все приводило его в умиленное состояние; на маленькую дочку хозяй­ки он смотрел влажными от радости глазами. Это бы­ло выздоровление. Согласно учебнику инфекционных болезней Розенберга, над которым я сидела еще со­всем недавно, после опасного кризиса часто наступа­ет «сверхчувствительное состояние духа».

Ни эти дни, ни потом, когда Андрей стал садиться, у меня не было ясного представления о том, что же, собственно говоря, произошло между нами. Ничего не произошло! Просто я растерялась, увидев его лицо с проступившей челюстью, - насмотрелась на эти челю­сти в анатомическом театре! - и наговорила со страху множество ласковых слов. Но что-то произошло - ина­че почему же теперь, едва я входила к нему, мы оба на­чинали чувствовать какую-то перемену, заставлявшую нас как бы немного стесняться друг друга? Вольно или невольно, но я обещала Андрею, что стану его женой, и это обещание приходило ко мне - именно приходило, как человек, - каждую ночь, едва я оставалась одна. И два "я" - одно разумное, хладнокровное, а другое по­рывистое, взволнованное - начинали вести между со­бой разговор.

"Ты знаешь Андрея много лет, - говорило первое, ра­зумное "я". - Благороднее, добрее, умнее его ты еще никого не встречала".

«Но ведь придет день, - я робко возражала себе, - когда мне придется сказать Андрею, что это лишь по­луправда?»