Но ведь ты предложила сама?

Но ведь ты предложила сама?

Открытая книга - В. А. Каверин

-   Конечно, ты была девочкой и они не должны были оставлять его на твое попечение. Но ведь ты предло­жила сама? Это правда? Я понимаю, ты предложила не из-за денег.

Андрей прикусил губу и с ужасом взглянул на меня. Я потом поняла, что он не хотел упоминать о деньгах и проговорился нечаянно.

-   Я много думал о нем все эти годы. Я понял, что с преступной небрежностью относился к нему - пре­ступной, потому что он искал среди нас того, кому мог бы передать свой труд, свои мысли. А я даже не знаю, где остались его работы? У тебя?

-   Да.

Теперь варницы были недалеко, а через распахну­тые настежь ворота, на фоне дымно-красного вырыва­ющегося откуда-то пламени, можно было рассмотреть темные фигуры неподвижных людей.

-   И ведь он много сделал для тебя, я часто думал об этом, - снова заговорил он. - И вот, когда он остался один. Разумеется, это вздор, что он умер из-за кого бы то ни было, - сказал он поспешно. - Но ты понима­ешь. мне было очень трудно, и, когда ты не ответила, я решил больше тебе не писать.

Мы подошли к варницам. Под развалившимся наве­сом женщины качали воду из колодца, и вдоль дере­вянного желоба она бежала в варницу через дворик. Черный, мохнатый мужчина с палкой в руке стоял под­ле котла, в котором варилась соль, и все вокруг было озарено мрачным отблеском пламени.

Это было только начало нашего разговора, оборвав­шегося потому, что я была так ошеломлена, что в пер­вую минуту не нашлась, что ответить Андрею. Зачем Глафира Сергеевна оклеветала меня? Она сочинила целую историю, будто я долго умоляла ее оставить Па­вла Петровича на мое попечение, уверяя, что буду бе­речь его. А потом, когда старый доктор после ее отъез­да остался один, я ни разу даже не зашла к нему, и он тяжело болел и умер без теплого слова, без помощи и без друзей. Все это она узнала будто бы от одного лопахинца, который был возмущен моим поведением.