Папаша, отец! Ваш папаша!

   Папаша, отец! Ваш папаша!

Открытая книга - В. А. Каверин

Разумеется, нечего было и сомневаться в том, кто издал эту книгу! На титульном листе было указано на­звание издательства - «Время», и адрес: «Набереж­ная Фонтанки, 24». Но как Раевский добрался до пи­сем, если перед отъездом в Анзерский посад я написа­ла отцу и получила ответ, что чемодан старого доктора цел и невредим и по-прежнему стоит на своем месте под его кроватью? Без сомнения, он стащил эти пись­ма. Но сохранился ли труд Павла Петровича и другие бумаги?

Измученная, но готовая немедленно пустить в ход все силы ума и сердца, чтобы разгадать эту тайну, я влетела в общежитие и лицом к лицу столкнулась с на­шим швейцаром.

-   А, наконец-то! - сказал мне этот усатый, длинноно­сый старик, который знал все наши дела и неизменно выручал нас в трудных случаях жизни. - Давно пора!

-   Что случилось?

-   Папаша приехали.

-   Какой папаша?

-   Папаша, отец! Ваш папаша!

ДУРНЫЕ ВЕСТИ

Он сидел на моей постели, очень довольный, с крас­ным носиком, в коричневом, измятом, но приличном костюме. Вместо галстука был завязан черный бантик, усы закручены, пушистые волосики, которых осталось уже немного, лихо зачесаны на лоб. Когда я вошла, он с хвастливо-самоуверенным видом рассказывал о чем-то моим соседкам по комнате. Они слушали и улы­бались. Увидев меня, отец встал, но, качнувшись, сно­ва сел на кровать.

-    А вот и дочь, - сказал он. - Здравствуй, дочь! Как снег на голову, а? Проездом на Амур, станция Михайло Чесноков, по делу редкого экземпляра быка симмен­тальской породы.

Девушки заметили, что я покраснела, и вышли под каким-то предлогом.

Мы с отцом остались одни. Он посмотрел на меня, моргая, и радостно засмеялся.