Поезд отходит через пятнадцать минут.

Поезд отходит через пятнадцать минут.

Открытая книга - В. А. Каверин

Я не увижу его. Не увижу, не скажу, что я одна во всем виновата!

Кажется, курсантам военных школ положено оде­ваться в полторы-две минуты. Я оделась быстрее. Де­вочки стали приставать с расспросами, я что-то отве­тила и, опрометью сбежав по лестнице, бросилась к

площади Льва Толстого.

Нечего было и думать на трамвае добраться до вок­зала за пятнадцать минут. Такси в те годы не было и в помине. Но как раз накануне Машка Коломейцева рас­сказала мне об одном нашем студенте пятого курса, у которого рожала жена и который, растерявшись, вы­скочил на улицу, остановил первую попавшуюся маши­ну и отправил жену в клинику. Этот случай смутно вспо­мнился мне, когда, перебежав через площадь, я увиде­ла издалека приближавшуюся по Большому проспекту машину. Остановить! И с бьющимся сердцем я пошла по мостовой навстречу машине.

-   Что случилось?

-   Товарищ шофер, мне нужно успеть на Октябрьский вокзал. Поезд отходит через пятнадцать минут. Я вас умоляю!

Шофер был мрачный, небритый, в ушанке, надвину­той на лоб. Я сунула ему пять рублей - все, что у меня было.

Он распахнул дверцу и сказал сердито:

-   Садитесь.

.Сама не знаю, что я бормотала, заглядывая в ок­на, заходя наугад в вагоны. Мне хотелось крикнуть: «Андрей!» - как в лесу. Мне казалось, что в жизни не может быть большего несчастья: я потеряла Ан­дрея. Он уедет, не повидавшись со мной, расстроен­ный, оскорбленный, не зная, что я все-таки люблю его, хотя и не так, чтобы он был счастлив, бедный, дорогой, милый!

-   Таня!

Он стоял в двух шагах от меня на площадке вагона.

-   Ты пришла!

Это было недолго - несколько мгновений, - когда я сердилась на него за то, что, красная, растрепанная, я проталкивалась в проходах среди пассажиров, возив­шихся со своими вещами, за то, что я плакала, когда он увидел меня. Потом я бросилась к нему и сказала все сразу: