Позвольте мне у вас заниматься.

Позвольте мне у вас заниматься.

Открытая книга - В. А. Каверин

Ранняя зима. Утро после бессонной ночи, когда бы­ло обдумано каждое слово. Кафедра микробиологии. Ассистентка Николая Васильевича, к которой решено обратиться именно потому, что она ассистентка. Жен­щина женщине не откажет.

-    Я интересуюсь микробиологией. Позвольте мне у вас заниматься.

Высокая, красивая женщина, иронически улыбаясь, смотрит на меня сверху вниз.

-    Какой же раздел этой науки занимает вас больше других?

Ответ давно выучен наизусть и минувшей ночью ты­сячу раз повторен под одеялом.

-       Меня занимает открытие ультрамикроскопическо- го мира, которое нельзя рассматривать иначе, как по­явление нового, широкого поля действия для эволюци­онной теории.

Долгая пауза.

-   Хорошо, я поговорю с профессором. Впрочем, ед­ва ли он разрешит: у нас нет свободного места.

Снова пауза. Ассистентка молчит, и я ухожу из лабо­ратории. В непонятном, беспечном настроении я бро­жу по коридорам, заглядывая то в один кабинет, то в другой. В состоянии отчаянной решимости, переходя­щей в полное отсутствие мысли, я спускаюсь в вести­бюль и, спросив у сторожа, когда придет профессор, степенными, но легкими шагами направляюсь прямо в его кабинет.

Ни души! Но, должно быть, служитель, принесший графин с водой, только что вышел - еще качается в графине вода и зайчики бесшумно, послушно перебе­гают со стены на ковер, на портьеру, за которой я стою не дыша.

Профессор является - его легко узнать по шуму ды­хания, шороху шагов и вообще по какому-то ему одно­му присущему добродушному шуму. Сотрудники вхо­дят и выходят, красивая нарядная ассистентка про­плывает так близко, что я чувствую движение воздуха от ее качнувшегося платья. Зайчики еще перебегают, но все короче размах, еще минута - они остановятся, и тогда. Я слушаю, как профессор встает и неторопли­во запирает двери на ключ. Насвистывая, он направля­ется прямо ко мне. Он хватает меня за руку и вытаски­вает из-за портьеры.