РАЗГОВОР С РАЕВСКИМ

РАЗГОВОР С РАЕВСКИМ

Открытая книга - В. А. Каверин

Митя посмотрел на часы.

-   Жаль, поздно, - злобно проворчал он.

-   Вы хотите идти к нему?

-   Да, вместе с вами.

-   Вот прекрасно. Нужно все же спросить, согласна ли я?

-   Вы согласны?

-   Да. Но прежде пойдемте к отцу, Дмитрий Дмитрич. Я хочу, чтобы вы лично услышали от него, как это слу­чилось.

РАЗГОВОР С РАЕВСКИМ

Не слушая уговоров Мити, повторявшего, что он «ве­рит мне, верит!», я настояла на своем и привела его к отцу, который сидел в своем номере у окна и курил, наслаждаясь видом на площадь Восстания. Очевид­но, два рубля, которые я оставила ему на обед, были истрачены на что-то другое, потому что, когда мы во­шли, он, не вставая, величественно кивнул и загово­рил с Митей в каком-то непринужденно-аристократи­ческом духе. Рассказывая о том, что Раевский угова­ривал его вытащить письма, он сказал: «Тут дворянин на дворянина наскочил», хотя, насколько мне было из­вестно, фамилия Власенковых никогда не числилась в списках дворян Российской империи. «Увидев на нем крахмала, - сказал он, - я приказал жене подать и мне крахмала». Кое-что он напутал и передал совсем не так, как я рассказала Мите. Словом, он не только не называл себя Иудой, не просил «бить в колокола» и т. д., но держал себя так, как будто был героем какой-то рискованной истории, из которой вышел с честью, как и полагается благородному человеку. Ну что я могла с ним поделать?

Но Митя. С первого взгляда он понял все и слу­шал отца вежливо, внимательно, не позволяя ни ма­лейшей иронии. Я то краснела, то бледнела, особенно когда отец начинал сочинять. Митя взглядами старал­ся успокоить меня. Отец вдруг заявил, что до револю­ции он работал главным режиссером Александринско- го театра, - я нетерпеливо оборвала его. Митя осто­рожно, умело перевел разговор.