Самое главное впереди, сказал он.

Самое главное впереди, сказал он.

Открытая книга - В. А. Каверин

Новый директор школы однажды зашел к старому доктору и просидел целый вечер. Между прочим, он оказался учеником одного товарища Павла Петровича по университету, так что это был интересный разговор о той истории, из-за которой Павел Петрович когда-то был выслан из Петербурга. Директор познакомил Па­вла Петровича с председателем Лопахинского горсо­вета, очень живым и оригинальным человеком, и пред­седатель заинтересовался «трудом» Павла Петровича и предложил выпустить его в издательстве Уполитпро- света, хотя подобная книга по своему объему должна была составить почти три четверти годового плана. Но Павел Петрович поблагодарил и отказался.

-    Работа еще не закончена. Самое главное - впе­реди, - сказал он. - Кроме того, я еще не потерял на­дежды получить ответ от Т., которому послан краткий очерк работы.

Словом, бывали вечера, когда старый доктор даже отменял наши «диктовки», потому что у него собира­лись эти уважаемые люди. Но вот пришел день, когда я встретила у него человека, которого едва ли можно было назвать уважаемым.

Это было в канун нового, 1923 года, и я забежала к Павлу Петровичу днем, потому что вечером в Доме культуры был костюмированный бал. Без сомнения, я была глубоко занята обдумыванием этого важного де­ла, иначе с первого взгляда узнала бы полного чело­века в прекрасном сером костюме, который вышел из комнаты старого доктора и остановился в передней, чтобы снять с вешалки шляпу.

Агаша тоже стояла в передней, и, обернувшись, я заметила, что он сунул ей в руку смятую бумажку - ка­жется, деньги, - нечто знакомое почудилось мне в этом движении. Потом, надев шляпу и взяв трость, он в рас­пахнутом пальто двинулся к двери, и я вдруг поняла, что это Раевский.