Согласно хрестоматии, полагалось разбить этюд

Согласно хрестоматии, полагалось разбить этюд

Открытая книга - В. А. Каверин

Разумеется, мне и в голову не пришло, что гигант­ский волчок, от которого, разговаривая со мной, Васи­лий Алексеевич не мог оторвать взгляда, был первым ротором турбины Волховстроя.

Кажется, нельзя назвать уверенность в себе моей характерной чертой, но, отправляясь на другой день в Институт экранного искусства, я была твердо убежде­на, что экзамен пройдет прекрасно. Эта уверенность превратилась в дивное, величественное спокойствие, когда маленькая женщина с пушистой седой головкой попросила меня сыграть этюд, очень похожий на тот, который я нашла в «Хрестоматии» и часто разыгрыва­ла дома.

-       Представьте себе, что вы входите в комнату. - сказала она.

Согласно хрестоматии, полагалось разбить этюд на «побуждения». У меня было мало времени, но я раз­била и даже наскоро сыграла каждое «побуждение» в уме.

-   Ну-с, прошу - сказала женщина с пушистой голов­кой.

Ее я ничуть не боялась. Но рядом сидел высокий, здоровый мужчина с зачесанной назад шевелюрой, с толстым носом, чем-то похожий на лихача. Потом я узнала, что это известный кинорежиссер. Его я боя­лась.

В общем, этюд был сыгран прекрасно, хотя в одном месте я забыла улыбнуться с горечью, а в другом - не­удачно вздохнула. Но кинорежиссер почему-то засме­ялся, едва я появилась перед экзаменационным сто­лом, а женщина с пушистой головкой странно поджала губы, несмотря на то что я двигалась согласно прави­лам ритмики, ступая сперва на носок, а потом на пятку.

-   Можно отпустить?

-   Пожалуйста, - сказал режиссер.

С радостным чувством, что лучше сдать испытание было почти невозможно, я побежала в консерваторию к Нине, потом обедать, потом по каким-то делам.