СТРАШНАЯ МИНУТА

СТРАШНАЯ МИНУТА

Открытая книга - В. А. Каверин

Всегда твой Андрей".

СТРАШНАЯ МИНУТА

Я прочитала это письмо и, как будто за последней страницей снова шла первая, не останавливаясь ни на секунду, прочитала снова. Изумление, растерянность, неловкость, перемешанная с сожалением, налетели и закружились в душе. Мы были друзьями, и это была не мимолетная, а верная, старая дружба, когда, ничего не скрывая, можно рассказать о самых затаенных мечтах. Почему же мне так трудно пойти к нему и сказать, что я смотрю на него как на друга? Потому, что Андрей - добрый, милый, стремящийся все на свете объяснить себе и другим, Андрей, глазами которого я с детства привыкла смотреть на самое главное в жизни, сразу окажется где-то далеко, и я расстанусь с ним навсегда.

Я вскочила и стала ходить из угла в угол, крепко сжи­мая письмо в руке.

«Так, может быть, ты любишь его?»

Разумеется, если бы я любила кого-нибудь прежде, можно было бы сравнить свои чувства тогда и теперь. Но я только придумывала разные теории - вроде той например, которую часто развивала Нине, что любовь

-    это такой же талант, как художество или наука. Не­льзя сказать, что я не могу больше жить без Андрея, хотя, без сомнения, буду смертельно скучать, когда мы расстанемся, да еще на неопределенное время. Здесь, в Анзерском посаде, мы расставались на два- три часа, и меня уже тянуло посмотреть, что он делает и не нужно ли ему помочь, и в эту минуту он как раз приходил ко мне с этой же мыслью! Но ведь этого все- таки мало, чтобы сказать ему: «Да».

И мне представилось, что я вхожу в избу, где ноче­вал со времени моего приезда Андрей, - прежде он жил и работал в баньке, - и останавливаюсь в дверях с протянутыми руками. О, с какой нежностью он сжи­мает их, целует и прикладывает к горящим щекам! И мы начинаем говорить - быстро, бессвязно, неизвест­но о чем, но о том, что прежде касалось только его или меня, а теперь касается нас обоих. Мы говорим о том, как станем работать в этой маленькой баньке и как со временем она станет настоящей лабораторией, - раз­ве великие открытия не приходят из глухих деревень? У меня нет никого, кроме отца, который бесконечно да­лек от меня, а теперь у меня будет муж. Муж - какое странное слово!