Теперь чтото незаметно было, что

Теперь чтото незаметно было, что

Открытая книга - В. А. Каверин

Я перевела дыхание. Сохранился!

-   Да, я. Послушай, черт с тобой, - почти весело ска­зал Митя. - Я готов простить тебе эту книгу, - он поло­жил руку на «Письма Кречетовой», - при условии, что ты вернешь оригиналы писем и в печати принесешь из­винения. Но записки доктора Лебедева ты должен от­дать мне сейчас же, слышишь? Сию же минуту!

Закинув голову, презрительно моргая, Раевский слу­шал его. Когда мы пришли, у него был испуганный вид, он отступил и даже схватился рукой за портьеру. Те­перь что-то незаметно было, что он собирается отсту­пить!

Это была минута, когда два лопахинских гимнази­ста вспомнились мне, стоявшие друг против друга с револьверами в руках на снежном поле, под холод­ным светом луны. Теперь они встретились снова таки­ми разными, что трудно было вообразить, что они ро­дились в одно время, жили в одном городе и носили некогда одинаковую форму с буквами "Л. Г. " - Лопа- хинская гимназия - на мельхиоровой бляхе.

Но, кажется, бывшие гимназисты меньше всего ин­тересовались подобным значением своей встречи.

Раевский, который накануне свадьбы увез из Лопа­хина Глашеньку, чтобы потом через два года бросить ее. Раевский, который оскорбил его первую любовь, - вот кого видел перед собой Митя! И Раевский - я по­чувствовала - прекрасно понял это. Он улыбнулся с таким подлым торжеством, так злорадно, так откровен­но, что мне стало неловко, точно я подслушала чужой разговор.

Митя замолчал. Жилка все билась, и губы раза два подозрительно вздрогнули. Но он еще сдерживался. Он сказал что-то насчет того, что мой отец в любую ми­нуту готов «дать показание».

-   Предполагается суд? - спросил Раевский. - Ну что ж! На этой книге издательство потерпело убыток.