Трюмо было украшено перламутровыми цветами.

Трюмо было украшено перламутровыми цветами.

Открытая книга - В. А. Каверин

-   К Сергею Владимировичу?

-   Да, да.

Старуха ушла. Со стуком поставив между ног свою палку, Митя сел и принялся сердито рассматривать пе­реднюю. Передняя была обыкновенная.

Старуха вернулась.

-   Сергей Владимирович просил передать, что он не вызывал врача.

-   Что?

Митя шагнул к ней. Старуха попятилась. Он сно­ва шагнул, она завизжала, и в глубине коридора, ото­двинув портьеру, за которой мелькнула большая, яр­ко освещенная комната, появился Раевский. Я порази­лась - он так постарел, что его стало трудно узнать. Щеки повисли, под глазами появились мешки.

Расставив ноги, согнувшись, закинув голову, похо­жий в своем зеленом халате на жабу, он стоял в две­рях и рассматривал нас тревожно моргающими глаза­ми. Меня он, кажется, совсем не узнал, а Митю узнал, разумеется, с первого взгляда.

-   Так вот что это за доктор Львов, - с гримасой ис­креннего отвращения сказал он. - Ну-с, прошу.

Не знаю, что это было - кабинет или гостиная или то и другое вместе. Но ни в одном комиссионном ма­газине я не видела так много дорогих вещей - дере­вянных резных картин в тяжелых рамах, ковров, мра­морных статуй. Огромная хрустальная люстра висела над круглым столом. Другой стол, поменьше, был по­крыт великолепной вышитой скатертью с изображени­ем морского сражения. Повсюду в старинных красного дерева горках, на окнах, даже на полу под роялем сто­яла посуда, сервизы. Трюмо было украшено перламу­тровыми цветами.

-   Ну-с, чем могу служить? - спросил Раевский.

Митя придвинул кресло и сел.

-   Сегодня, - грозно сказал он, - мне попалась в руки книга «Письма О. П. Кречетовой к неизвестному». Вот она. Ты издавал?