В ответ Глафира Сергеевна протянула

В ответ Глафира Сергеевна протянула

Открытая книга - В. А. Каверин

-    Я не говорила, что можно умереть, - возразила

Глафира Сергеевна, - но в сравнении с Москвой здесь как-то надуто играют.

По-моему, так нельзя было сказать: «надуто игра­ют».

-   Нет, вы положительно неисправимы! Москва и Мо­сква! А белые ночи? А Нева, Эрмитаж?

И он продекламировал:

В гранит оделася Нева,

Мосты повисли над водами,

Темно-зелеными садами

Ее покрылись острова.

-   Помните?

-   Разумеется, - сказала Глафира Сергеевна так то­ропливо, что я невольно подумала: «Ничего ты не по­мнишь».

И снова они стали сравнивать московские и ле­нинградские театры. Гость похвалил Акдраму, быв­ший Александрийский, а Глафира Сергеевна сообщи­ла, что она была на спектакле «В царстве скуки» и зри­тели утверждали, что игра актеров вполне оправдала название. Время от времени она почему-то брала в ру­ки лежавшую перед ней книгу - очевидно, эта книга имела отношение к Александрийскому театру.

Я волновалась, но, может быть, именно поэтому за­метила многое, на что при других обстоятельствах не обратила бы никакого внимания. Во-первых, я замети­ла, что Глафира Сергеевна изменилась - прежде бы­ла тонкая, гибкая, а теперь пополнела, и на шее, под самым подбородком - я все рассмотрела! - появилась большая морщина. Несмотря на свой гордый вид, она держалась напряженно, точно в глубине души не бы­ла уверена, что имеет право сидеть в этом прекрас­ном номере гостиницы и разговаривать с такими ум­ными, образованными людьми. Во-вторых, я заметила, что Мите не нравится этот слащавый гость и еще мень­ше нравится, как ведет себя с ним Глафира Сергеевна. В самом деле: она уронила платочек, гость подхватил, подал. В ответ Глафира Сергеевна протянула руку - и он элегантно поцеловал ее.