Вот это я могла рассказать

Вот это я могла рассказать

Открытая книга - В. А. Каверин

-    Да, я видел, что вы растерялись.

Искоса я посмотрела на Митю. Это было сказано в совершенно другом тоне, чем вчера: сердечно и про­сто.

-    И не думала! Просто решила уйти - вот и все. Жаль только, что не успела доказать, что вы виноваты не меньше, чем Глафира Сергеевна. Впрочем, я пришла сюда не упрекать вас, - сказала я торопливо, но не по­тому, что Митя нахмурился, а чтобы поскорее подойти к цели нашего разговора. - Вот что: вчера ваша жена обвинила меня. Вам известно, в чем она меня обви­нила.

В конце концов я рассказала все: и как некий делец (я нарочно не назвала Раевского) несколько лет назад приехал в Лопахин и предложил Павлу Петровичу про­дать ему письма. И как на другой день он явился ко мне, но я прогнала его, и он уехал из Лопахина с пу­стыми руками.

-    Павел Петрович просил меня сжечь эти письма. Я не решилась и глубоко сожалею об этом. Потому что, если бы я решилась, не произошло бы другого несча­стья, о котором мне даже страшно сказать, - не про­пали бы научные рукописи Павла Петровича. Ведь вы знаете, что в этом чемодане был весь труд его жизни.

Теперь нужно было переходить к отцу - ох, как не хо­телось! Мне мешало еще, что мы были в Летнем саду, где в этот вечер гуляющих было особенно много. Тол­стые люди в новых шляпах - наверное нэпманы - мол­ча ходили по главной аллее, их разодетые жены пере­говаривались крикливыми голосами. На пыльной пло­щадке перед чайным домиком стояли мраморные сто­лики, и официанты, мелькая белыми курточками, раз­носили мороженое и воду. Вечер был душный, и все время хотелось уйти от движущейся, шумной толпы.

-    Вот это я могла рассказать вам вчера. Вчера же, уйдя от вас, я узнала, что приехал отец. Теперь вот