Я пошла справиться, но канцелярия

Я пошла справиться, но канцелярия

Открытая книга - В. А. Каверин

Вечером, с Гурием и Володей Лукашевичем, мы по­шли в театр, и, возвращаясь домой белой ночью, я впервые почувствовала, как хорош Петроград! До сих пор мне было некогда думать об этом. Но теперь, когда можно было не сомневаться, что я буду принята в ин­ститут, когда кончились эти волнения, и уроки ритмики, и воображаемые муки, - теперь я по-новому поняла, что я в Петрограде! Неужели это я стою с мальчиками на великолепной набережной и разговариваю и сме­юсь, как будто так и должно быть, что я не в Лопахи- не, а в Петрограде? Неужели это все правда - огром­ный, выгнутый мост шириной с нашу Развяжскую, Не­ва, в сравнении с которой наша Тесьма выглядит на­стоящей тесьмой? Мост был поднят, проходили суда, и мы долго сидели на парапете. Потом мост опустили, но уже не хотелось уходить, и мы смотрели и смотрели на Неву, любуясь серо-голубыми переливами красок.

На другой день мне нужно было явиться на экзамен по общему образованию, и я явилась, но почему-то не нашла своего имени в списке сдавших спецпредмет, то есть этюды. Это была ошибка, и девушки, держав­шие со мной, тоже сказали, что, безусловно, ошибка. Я пошла справиться, но канцелярия была пуста, толь­ко вчерашний режиссер стоял у стола, лениво перели­стывая какую-то книгу. Я поздоровалась и спросила, не знает ли он, почему меня нет в списке сдавших этюды. Он оставил книгу и посмотрел на меня.

-   Ах да, - сказал он, вспоминая. - Это, кажется, вы на экзамене так странно ходили?

Я пролепетала:

-   Почему странно?

-   Вот этого я вам не скажу, - добродушно возразил режиссер. - Вас нет в списке, потому что вы не сдали этюда.

Должно быть, я побледнела, даже пошатнулась, - он сделал шаг, чтобы поддержать меня. Потом я оправи­лась и мы поговорили - недолго, минут десять.